Обрисовка зарисовки.

Обрисовка зарисовки.

Встретил произведение
«Зарисовка»  автор Хварывончик  http://www.proza.ru/2011/12/12/114

«Продавщица мороженого затянута в белое. Узкие брови подчёркивают белизну её кожи, а ярко накрашенные сочные губы, волнующей тяжестью вишен – красных упругих шариков в тени развесистой кроны, ложатся в тайники чьей-то памяти.
Потом исчезают.
Она раздаёт деревянные палочки, которыми лакомятся скучающие в очереди у гастронома пенсионеры, вставляя их, как градусники, в свои печальные рты.

1985 г.»

Решил продолжить оригинал.

Медленно летящие в вязком, жарком воздухе галки, как затянутые в чёрное медсёстры-готы, на лету вынимали палочки из ртов пенсионеров. Пенсионеры, криво улыбаясь, доставали рогатки, обрезы, и начинался “День защиты приматов от птиц”. Но уставший от жары милиционер, судя по форме носа, замаскированный орёл, начинал вяло протестовать с помощью табельного «Макарова». Задумчиво летящие пули то и дело замирали на полпути и больше не могли вспомнить направление, осыпаясь блестящим дождём на полурасплавленный асфальт. Там их собирали сонные детишки в ослепительно белых панамках и, как всегда, складывали в синие пластмассовые ведёрки со льдом. Они сдадут их на патронный завод, но потом, а сейчас, всё собрав, они сплетаются в клубок у подножия статуи «девушки с веслом» и сонно замирают. Галки, понимая, что это всё не к добру, каруселью подлетали к продавщице мороженого, и та, в обмен на заветное птичье слово, надевала на палочки новые порции мороженого.  Птицы возвращали палочки в печальные рты пенсионеров, те меланхолично поворачивали их мороженым вовнутрь, и снова начиналась скучное ожидание в очереди. Но вот раздались тревожные заводские гудки!  Пенсионеры заволновались. Самый старый пенсионер звонким голосом прошамкал:

– Тут двух вариантов быть нельзя. Либо Ленин снова помер, либо одно из двух.

Остальные вяло отдали честь в направлении гудков и уже в бесчестном виде снова замерли. Честь стала медленно нарастать снова. (Это как у доноров кровь, чем больше отдаешь, тем быстрее регенерирует. Военные знают).
Дети, возбуждённые гудком, расплелись из клубка и пошли гуськом (или утьком?)  в ближайший дом превращения людей в пионеров. Сбитые акустической гудковой волной галки лежали в пыли и тянули тонкие шеи к небесам. Сердобольная продавщица мороженого давала им воду пипеткой и скипидар клизмой. Галки, ещё больше раскаляя воздух, стартовали вертикально вверх, к Гагарину. Не найдя его там, возвращались вниз с небольшими портретиками Лайки и Стрелки в чёрной рамке. Портретики они выставляли аккуратными рядами у входа в бомбоубежище и улетали в менее тёплые края, виляя подпаленным задом. Продавщица мороженого ушла к ближайшему стадиону к легкоатлетам, за скипидаром. Милиционер с орлиным профилем всё-таки расправил крылья и, взлетев над городом, перекрыл гордым клёкотом заводские гудки.
«Жара. Плавится мозг», – думал город, смотря на происходящее.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *