Шепелявый Дракончик

Я отнёс это к сказкам. так как не придумал куда точнее. У меня есть папка такая “Сказки для продвинутых детей”

Итак.

Шепелявый Дракончик, Алый Охотник и Пеппи Длинный чулок.


Жил был дракончик. И звали его Штёпа.  Точнее звали его Стёпа, но дракончик был шепелявый и некоторые буквы не выговаривал. Собственно, имя Степан для драконов совершенно нетипично, например его дедушку звали Анкагалон Чёрный, а троюродного дедушку Смауг Золотой.    Но него папа, имя которого из соображений полной секретности перед прочтением сжечь, не приводится, как и мамы, так вот папа Штёпы решил для полнейшей секретности дать сыну нетрадиционное имя, не вызывающее ассоциаций с драконами вообще. Где он извлёк имя Стёпа в тот период, когда только строилась пирамида Хеопса, а Плоский мир имени Терри Пратчета пролетал мимо солнечной системы, остаётся неизвестным. Записей он из соображений секретности не вёл, из тех-же соображений он не рассказывал байки и старался вообще ничего не запоминать. Имя Стёпа в те времена для драконов оказалось находкой, оно не только не вызывало у других драконов и не драконов ассоциаций с драконами, оно вообще никаких ассоциаций не вызывало.

Дракончик вылупился из яйца, как раз, когда Ганнибал уговаривал слонов лезть в Альпы. Рос он как положено медленно, самосознанием обзавелся, когда Жанна-Дарк думала, стоит ли Орлеан чтоб его спасали. А кто-то другой думал, стоит ли мессы Париж.

Когда он был маленький, родители хотели его сводить к логопеду, доктору который может исправить дефекты речи, но Штёпа застеснялся, и сделал вид, что у него разболелась вся голова, вместе с её содержимым. Он мысленно топорщил чешую, скалил зубы и махал хвостом.

Его всё-таки повели, тогда Штёпа начал уже в реале скалить зубы, крутить хвостом и вообще вести себя нехорошо и логопед так и не понял что собственно с дракончиком такое. Честно говоря, если бы Штёпа этого ни не делал и вёл себя хорошо, то всё равно доктор ничего-бы не понял. Вы-же понимаете, что драконы существа достаточно редкие и весьма живучие, поэтому свой больничный сервис у них не развит, вообще. Родители повели Штёпу к ближайшему логопеду, им оказался бобёр, который совершенно не представлял, что для драконов является нормой. Он и дракона увидел первый раз в жизни и потом долго об этом вспоминал, рассказывая потомству, заикаясь при этом. Заикался он, даже ничего не рассказывая, если при этом он грыз дерево, то получалась очень красивая ажурная резьба.

Потом Штёпа вырос. Как положено у данного подвида драконов после первой смены чешуи, с округлой детской на остроконечную взрослую, родители его покинули, улетев искать новую пещеру, а эту оставили Штёпе.  Это было в год, когда в России отменили крепостное право.

Вместе с ним выросли проблемы его дикции. Когда Штёпе приходилось, кому-то рассказывать что-то длиннее чем «Ам», «Бяка» и «Хочу могоженого», он начинал нервничать, глотать буквы, потом слова, а если собеседник это замечал, то глотал и собеседника, чтобы тот никому ничего не рассказал. Поэтому на его счету очень большое количество путников, которые начали смеяться над его дикцией и пропали после этого.

Штёпа любил показываться людям творческим, навевая на них вдохновение. Как то насмотревшись на его попытки уговорить муравьёв на революцию Фрида Кало изменила своему призванию изображать саму себя и изобразила и его, правда в виде сонма обезьян окружающих её же любимую.

Влияние Штёпы на мировую культуру значительно, хотя и не оценено достойно.

Как-то Штёпа пошёл в Дальний Чёрный Лес, чтобы попугать путников.

Это у многих чудовищ обязанность такая. Если где-то есть Страшный Дом, Чёрный Лес, Ужасный Овраг то чтобы подтверждать их название путников должен кто-то пугать, а непугливых съедать. Ведь не всем же только пугаться, кому-то и работать надо.

У чудовищ был график дежурств по таким тёмным местам. Иногда кому-то было нужно отлучиться, и они просили их заменить, чтобы пугательное место не простаивало. Бывали проблемы. Например, как-то раз одно из приведений чьё дежурство выпало на пятницу тринадцатое в Страшном Доме (у привидений каждую пятницу тринадцатое небольшой праздник) хотело этот день провести с внуками и попросило кого-то его заменить. Вызвался горный тролль. У троллей со счётом и календарём плохо, они выносливые и с трудом различают времена года, поэтому троллю что пятница, что не пятница, что тринадцатое что четырнадцатое, всё едино.

В Страшный дом как раз собрались Охотники на Приведений чтобы развеять приведение Эктоплазменным Трансглюкатором, это было их новое изобретение, ранее они пользовались обыкновенным плазмотроном настроенным на альфа-ритмы приведений.  Но тролль не приведение, его развеять не удалось, для развеивания тролля скорее гаубица нужна, или гранатомёт. Зато тролль быстро и качественно развеял Охотников на Приведений, зевак и телевизионную съёмочную группу. Развеял в радиусе более километра. Некоторых потом с линий электропередач и деревьев снимали. Заодно неудачно повернувшись тролль разнёс на кусочки половину Страшного Дома. Пришлось в ближайшую сильную грозу, когда все по домам сидят Страшный Дом восстанавливать объединённой бригадой строительных гномов, грузоподъемных троллей и феечек – декораторов. И когда последняя феечка отфеячилась Страшный Дом вновь был страшным и ужасным.

В Страшном Лесу Штёпа сел в засаду на полянку оставшейся от взрыва колобка и стал дожидаться Случайных Путников.  Но как все знают в мире нет ничего случайного, есть только статистическое.  По тёмной и мрачной дороге осторожной и напряжённой припрыжкой шёл старший брат Красной Шапочки. Сама Красная Шапочка весьма изобретательная особа с тёмными и тёплыми мыслями, истинное воплощение женского начала Инь, получила такое прозвище, потому что носила шапку из волчьей шкуры, мясом наружу.  Она на пару со своим братом-таксидермистом занималась ликвидацией говорящих волков по всей Европе.

Борьбой со всеми разумными расами кроме человеческой занимались ещё до Атлантов, потом сами Атланты, затем Конан-Варвар и многие другие.

Брат Красной Шапочки – Алый Охотник был одет в костюм из пламенеюще алой кожи, имел на плече многозарядный арбалет с бензиновым приводом «Ван-Хельсинг 2», на поясе висел Булатный меч (его подарил ему Безумный Болванщик. Меч стал не нужен после ликвидации гнусного, раздражающего всех сатирика Бармаглота – отца, Бармаглот – сын был спокойный, писал исторические романы вроде «Три Брандашмыга», «Десять с половиной лет спустя», «Монсоро в графине или де?», «Двадцать лет опосля: Хроники склероза», и в ликвидации не нуждался)

Булатный меч, выкованный мастерами Нолдора после дегустации грибов из Тонгородрима, светился при приближении Орков, Драконов и Тёмных Властелинов.  Если приближались все скопом, то меч показывал владельцу целое световое шоу, чтоб помирать было не скучно. Поскольку никто из них мечу давно не встречался, а свечение накапливалось непрерывно то выскочивший Штёпа дал возможность мечу выделить наружу переполнявший его свет, круживший внутри по замкнутой орбите вокруг Магической Сингулярности как нерешительные комары вокруг свечи. Раздалось противное жужжание воздуха, разрываемого квантами, полыхнуло так, что Штёпа временно ослеп, Алому охотнику сползший вперёд меч немного прожарил пах, предварительно испепелив ножны. Листья на деревьях скрутились. Зрение Алого Охотника спасли только Чёрные Очки подарок Агента Смита, ставшие ему ненужными, когда тот окончательно ушёл в Элронды. По внутренней части очков пробежал водопад зелёных цифр на мгновение перебросивший зрение в виртуальный мир, и они снова дали возможность видеть. Меч воткнулся в землю по рукоять с криком: «Уррррря!  Смерть Глаурунгу»  (Почему Глаурунгу, меч никогда не участвовавший в Средиземноморских разборках так объяснить и не смог, может, читал, где то?)

Алый Охотник начал прыгать и лупить сильными руками себя по обожжённому месту, стало ещё хуже. Тогда он снял очки и, оттопырив штаны, вылил туда бутылку кваса, висевшую на спине и под световой удар не попавшую. Стало лучше.  Алый Охотник огляделся и увидел сидящего на толстой чешуйчатой попе дракончика, который тихо подвывал, зажав передними лапами глаза. Алый Охотник специализировался только на говорящих волках и против драконов ничего личного не имел. Поэтому спросил, на всякий случай издалека:

– Как дела?

– Кто там? – переспросил Штёпа.

– Гудвин! Великий и ужасный! – сьёрничал Алый Охотник. – иду дань с Волшебной страны брать, за двенадцать лет.

Дракончик от любопытства забыл про боль и убрав лапки открыл глаза, это не помогло. Полностью использованный клетками глаза «зрительный пурпур» – родопсин ещё не восстановился и даже открытые глаза ничего не видели. Штёпа спросил:

– Ты навегное очень шильный. Раз шам хочешь всю дань шам шразу унешти?

Алый Охотник напряг бицепсы, трицепсы и квадрицепсы, но потом понял, что даже если бы дракончик и видел это, то всё равно не оценил бы и ответил:

– Пониженной грузоподьёмностью не страдаю. Давай глаза посмотрю. Жалко если такой редкий экземпляр как ты ослепнет.

– Чем же это я гедкий? Я обыкновенный дгакон. Таких дгаконов пгуд пгуди.

– Ты первый шепелявый и картавый дракон, которого я встретил. (Алый Охотник не стал уточнять что это вообще первый дракон, которого он видит вблизи и разговаривает, но анализируя прочитанное сделал вывод что дефекты дикции драконов явление малораспространённое, иначе это отразили бы в народных сказаниях)

После этого заявления Штёпа испытал двоякие чувства, даже троякие. С одной стороны, заметившего шепелявость надо было съесть. С другой стороны, трудно съесть, когда не видишь ничего, а обоняние ещё не пришло в себя после ванильных булочек старшей сестры. С третьей стороны его шепелявость как-то не очень рассмешила собеседника. Значит можно с ним дружить, раз напугать не получилось. Штёпа решил дружить и сказал:

– Это у меня пгоблема такая. Буквы не выговагиваю. Жить шложно, умереть жалко.

Алый Охотник подумал и решил, что спасение такого экземпляра не помешает развитию человеческого рода и предложил:

– Пошли к доктору. Я знаю одного очень хорошего, он правда не логопед. Но может что посоветует.

Пошли они конечно не сразу, подождали пока у Штёпы восстановится зрение, за это время раззнакомились поближе, Алый Охотник угостил Штёпу пирожками с поддельной волчатиной и компотом из ненастоящих молодильных яблок. Штёпа в ответ угостил Алого Охотника салатом «драконий мозг» (берёте кучу разнородных продуктов питания, не заботясь о подборе и измельчив перетряхиваете в большой кастрюле, это замечательно отражает творящееся в драконьей голове), и пирожками «Драконьи какашки» (Пирожки очень вкусные, но на вид действительно напоминали драконьи какашки, очень удобно. Положил где хочешь, и никто не украдёт. Драконы – повара, вообще очень практичные существа). Потом они пошли к доктору.

В пути они по очереди декламировали эпическую трилогию «Меч в камне», «Камень в почках» и «Почки в соусе».  У окрестной фауны сразу возникало желание залезть в большую нору, забетонировать вход и впасть в спячку.

Доктор Асклепий, греческий врачеватель и мистификатор вместе со своей дочерью Панацеей жил в небольшом домике у небольшой речки, рядом с небольшим водопадиком. У водопада Панацея поставила табличку «Рейнбахский водопад». Для солидности и запутывания преступников и сыщиков. Результат был необычен, в водопаде за последние несколько лет утопились уже четыре комплементарных пары Холмс-Мориарти. Асклепий любил мистификации, сначала он мистифицировал оживление мёртвого с помощью нанороботов собранных с Золотого Руна (как нанороботы попали на Золотое Руно, отдельная история), мистификация удалась замечательно. Поверили даже боги. Бог Танатос обиделся что теперь у него клиентуру отбивать будут и потребовал примерно наказать потрясателя основ. Зевс хотел метнуть в Асклепия электрическим разрядом, но не успел накопить достаточный заряд, как хитрый Асклепий сымитировал свою смерть. Снова же очень профессионально. Все поверили. Кроме Гермеса. Который кроме того, что является богом торговли, воров и путников ещё выполняет роль Психопомпа – Душеводителя. То есть отводит души умерших по месту дальнейшего проживания. Он естественно заметил, что душа от тела не отделилась, но Асклепий предусмотрел и это, вскоре принесённая любимой дочкой Панацеей жертва Гермесу, вином настоянном на маке, заставила того закрыть глаза и даже уснуть, а потом он уже ничего не помнил. Так как про Асклепия боги забыли, то и про его потомство тоже и жили они с дочерью, не старясь и стараясь не попадаться богам на глаза.

Алый Охотник и Штёпа шли мимо кладбища, на могилах хороших людей стояли памятники, на могилах плохих, забывальники. Тут они увидели, как компания воришек делит украденное. Алый Охотник тут же переключил свой костюм в охотничий режим. Цвет стал грязно-неопределённым и для глаза неприятным. Воришки как раз начали делить непонятный предмет, украденный у правнучки Панацеи – Пеппи Длинный Чулок (она приезжала в гости периодически), предмет был округлый, с четырьмя крылышками и похожий чем-то на рыбку. К «рыбке» была приклеена бумажка с корявой надписью «Осколочно-фугасная. Обменяла у фельдфебеля Шнапса на Зулусский самогон».

С другой стороны, к воришкам приближалась долговязая девочка в разноцветных чулках и огненно красном лифчике, который просвечивал даже через футболку, сделанную их маскхалата. Девочка несла в руках неприятного вида рогатку на взводе. Алый Охотник своим орлиным взором увидел, что рогатка заряжена каким-то очень зубастым цыплёнком, который потирает от предвкушения лапки и крылышки. Штёпа своим соколиным взором увидел тоже самое. Но цыплёнка узнал, побледнел всей чешуёй и сказал:

– По-моему это Чаб-Чаббс. Если она им штгельнёт. То он шожгёт вогишек, и вообще вшё в гадиуше видимошти. То ешть метгов дешять. Они к шчаштью близогукие очень. Интерешно как она его пригучить шмогла?

(Чаб-Чабсы как и все птицы произошли от динозавров, только Чаб-Чаббсы несколько по пути происходить передумали и остались немного динозаврами, хотя и приобрели некоторые признаки присущие только им например вращающиеся как фреза челюсти).

Девочка, как вы догадались это, была Пеппи Длинный Чулок, увидела, чем занимаются воришки и упала на землю придавив собой рогатку с жёлто-пушистым Чаб -Чаббсом. Алый Охотник, решив, что девочки в маскировочных футболках зря на землю не падают упал тоже, предварительно сделав подсечку Штёпе.

Вовремя, на кладбище прогремел взрыв, часть его клиентов были перезахоронены в небе, в мелкодисперсном виде. Воришки исчезли, как и не было. Посередине кладбища образовалось красивое озеро почти идеально круглой формы, точнее сначала образовалась яма, но она очень быстро, прямо на глазах заполнилась водой. Впоследствии туда завезли русалок-готов и одного водяного-кибергота, для антуража.

Алый Охотник хотел встать и отряхнуться, но обнаружил что слой земли таков что надо скорее извернуться и выкопаться. Помог Штёпа, его закидало землёй послабее и он, выкопавшись сам помог выкопаться Алому Охотнику. Тот сначала поблагодарил, а потом начал говорить Штёпе разные нехорошие слова. Он пояснял, что, когда выкапываешь человека с помощью таких лап надо когти прятать. Иначе можно неудачно взмахнув извлечь спасаемого в виде тонких ломтиков. Штёпа сопел и пускал дым ноздрями.  Тут к ним подошла девочка.

Алый Охотник по реакции своего сурового организма понял, что это его любовь с первого взгляда. Он уже хотел сказать что-то поэтичное. Но его опередил Штёпа обрадовавшийся, что его перестали ругать. Он спросил у девочки:

– Пгивет млекошамка. А как ты шмогла Чаб-Чаббша пригучить? Это же шложнее чем шамоваг говогить научить.

Девочка извлекла из выреза футболки пушистого зубастика и отряхивая с юбки и чулок пыль сказала:

– Элементарно!  Этот недоптиц-перединозавр фрезерный мечтает стать млекопитающим, и почему-то решил, что если он выпьет женского молока, то станет млекопитающим. Поскольку остальные его боятся то он теперь со мной ходит, ждет, когда у меня молоко пойдёт. А у Асклепия два говорящих самовара есть.

Ошалевший от любви Алый охотник спросил:

– Помочь?

– С чем? С молоком?

Охотник знающий, что молоко появляется перед кормлением, а кормление обычно после родов бывает, а роды после беременности, сначала засмущался, а потом пересилил себя и сказал:

– Да!

Девочка критически осмотрела Алого Охотника. Тот переключил костюм в парадный алый цвет чтобы не было так заметно что у него пылают щёки.  Она обошла его со всех сторон и напряжённо поинтересовалась:

– Это мне что обязательно надо будет замуж выходить? Или можно без этого?

Немного удивлённый такой постановкой вопроса Алый Охотник, которого неоднократно пытались затащить под венец, неожиданно для себя ответил:

– Обязательно надо. Без этого может ничего не выйти.

– Я что, по-твоему, биологию не учила?

Тут Алый Охотник решил идти до конца. Он стал на колено и сказал:

– Прекрасная Дама. Прошу вашей руки и сердца.

Пеппи Длинныйчулок уселась на хвост Штёпы, который уже пытался беседовать с Чаб-Чаббсом, и поинтересовалась:

– А со свадьбы не убежишь?

– Зачем?

– Не знаю. Мы как-то в детстве играли в свадьбу. Мой «жених» Мук-скороход неожиданно что-то вспомнил и как убежал. Правда недалеко, я с него очки сняла чтобы при свадебном поцелуе не мешали. А без них он только до Развилочного Камня добежал.

– Какого камня?

– Развилочного. Там надпись: «Прямо пойдёшь об камень лоб расшибёшь, направо пойдёшь – полконя потеряешь, налево пойдёшь – болезнь нехорошую подцепишь, вверх взлетишь – Карлсону на винт намотаешься, в землю зароешься – вовек не отмоешься, назад развернёшься – сам дурак и не говори, что не предупреждал» так там теперь барельеф Арабского мальчика. Вид сзади. Самое интересное что он только в шортах одет и вид только сзади, а всё равно всем понятно, что мальчик арабский. Почему так?

– Может пропорции фигуры?

– Может. Ты от свадьбы не увиливай!

Алый Охотник почувствовал, что он вроде бы только что на свадьбе настаивал, а не увиливал, решил не спорить, а приняв обречённый вид переспросил:

– Когда?

– Завтра, или нет послезавтра. А сейчас пойдём к Асклепию с Панацеей. Они уже, наверное, стол накрыли. Обед скоро. И вот ещё, а чего вы вообще сюда пришли?

Тогда Алый Охотник галантно взяв Пеппи Длинныйчулок под руку, талию и всё остальное, рассказал о проблемах дикции Штёпы:

– Ты понимаешь, как ему жить сложно. Представь, как в его исполнении звучит стандартный драконий вызов «Рыцарь, рыцарь выходи. Рать рубиться выводи. Руки ноги отгрызу. Роги отломаю. Распущу на колбасу. И снова отдыхаю» Особенно грузины обижаются.

– Почему именно грузины?

– В его исполнении «Роги отломаю» звучит как «Гоги отломаю». Вот и обижаются.

– Бедненький. Так он что так ни одного рыцаря не победил.

– По правилам нет.

– Что значит по правилам?

– В бою.

– А как победил?

– Они во время процедуры его вызова от смеха с крепостной стены падали и убивались. Так что у него больше всего в активе убитых рыцарей, чем у всех драконов, и не одной победы по правилам.

– Вылечим его, не переживай, вылечим.

Штёпа оживленно перехрюкивался с Чаб-Чаббсом, услышав последние слова Пеппи он благодарно кивнул и продолжил общение с недоптицем.

Пока дошли до дома Асклепия Алый Охотник полностью убедился, что форма его рук просто идеально подходит к талии Пеппи Длинныйчулок. А её жизненные убеждения позволят им образовать крепкую, нескучающую и очень мобильную семью.

Предок Пеппи, Асклепий сидел в позе лотоса на куче битого стекла одетый только в набедренную повязку и Богоглазоотводительную футболку, на которой было написано «Фигушки. Это не я». Дочь его Панацея накрывала на стол. Уже стояла кастрюля с амброзией в которой плавали мелкорезаные варёные яйца Бяблига (это вечнопростуженный подвид Зяблика), тарелка с салатом из морской капусты, морского горошка, морской морковки и варёной морской картошки. Трёхлитровая банка туго набитой четырьмя икринками Чуда-Юда Рыбакита. И большое плоское блюдо с Манной Небесной.  При приближении посторонних Асклепий, не приходя в сознание начал завывать:

– Это не я. И никогда им не был. У меня даже паспорт есть. Там синим по грязно-белому написано «Это не я!» и фотография.

Потом он пришёл в себя и каким-то хитрым движением ягодиц втянул в себя всё битое стекло. Вновь прибывшие даже передернулись, представив себе механику этой процедуры. Потом встал и промолвил:

– Заходите люди и э-э-э остальные добрые. Милости прошу к столу, – потом уточнил, – А зачем пожаловали.

Алый Охотник вышел вперёд и глядя на будущего родственника влюблённым взглядом сказал:

– Жениться хочу!

Асклепий побледнел. Отшагнул подальше. Откуда-то сзади из него понемногу посыпалось битое стекло и с опаской глядя на Алого Охотника спросил:

– А если я не хочу?

Вмешалась Панацея. Она очаровательно улыбнулась и подошла поближе, отодвинув плечиком Штёпу. На почве остались борозды от когтей подвинутого дракончика. Подошла к отцу и прояснила ситуацию:

– Он не на тебе жениться хочет.

Асклепий подозрительно посмотрел на Алого Охотника и спросил у дочери:

– А на ком?

Вперёд вышла Пеппи и начался её диалог с Панацеей. Асклепий только кивал:

– На мне. По вашим древнегреческим законам мне уже давно замуж можно.

– А по местным тебе ещё пару лет ждать надо.

– А по справке?

– Какой справке?

– О беременности.

– Когда вы успели?

– А что для этого много времени надо?

– Для беременности нет. А вот со справкой сложно. Некоторые справку о беременности достают, когда уже ребёнок ходить может.

– Со справкой Си Вань-Му поможет. Она в небесной канцелярии работает, у неё куча разных бланков должно быть.

– А с беременностью кто поможет? – поинтересовался Асклепий, видя, что на лице Алого Охотник пробегает сложная гамма чувств. Все посмотрели на Охотника. Тот сделал шаг вперёд и сказал:

– Я честный человек. Только после свадьбы!

Панацея удивлённо сказала:

– Похоже, я давно в люди не выходила. В мире, что-то радикально изменилось.

Пеппи поглаживая засмущавшегося своего, даже ему самого непонятного поведения, Алого Охотника по спине сказала:

– Это этот экземпляр необычный. Но я к нему уже привыкла. Поедем туда, где мне замуж уже можно. А там уже … – и закатила глаза.

Все подождали, когда она выкатит глаза обратно и Штёпа спросил:

– А что там уже?

– А там свадьба. А свадьба — это пьянка. А пьянка — это драка. А драки я люблю. Я вообще уважаю активный образ жизни.

Пеппи Длинныйчулок задрала юбку и показала синяк в виде подошвы солдатского сапога пониже левой ягодицы. Панацея покраснела:

– Ты что по казармам шлялась?

– Не! Хотела помочь военным помочь с мышами бороться на вещевой склад, но с зарядом что-то перестаралась. Склад разнесло. Сапог меня в километре от склада догнал. Знаете, как больно было!

Все отрицательно покрутили головами. Так как свободнолетящим солдатским сапогом ещё ни разу не получали. Асклепий прислушался к своим ощущениям и сказал:

– Есть хочу.

Все пошли есть.

На следующий день Алый Охотник пошёл выяснять по окрестностям насчёт брачных обычаев, а Асклепий занялся дикцией Штёпы. Асклепий, помахивая железным прутом говорил Штёпе привязанному прочной цепью к толстому железному столбу:

– Главное в обучении это фиксация обучаемого и хороший замах у учителя. Я для цирка дрессировал Поющую Лошадь, Летающих Мишек и многих других.

Штёпа затравленно кивал.

В доме происходила беседа между Панацеей и Пеппи Длинныйчулок. Дамы сидели в креслах под картиной известного художника. На ней была нарисована грустная девушка, сидящая у воды. Она грустно вглядывалась в неподвижные тёмные воды. Подпись под картиной гласила «Алёнушка Ив-кусто, второй день ожидает всплытия своего брата Жака. За три дня до мирового рекорда по задержке дыхания.»
Панацея пила кофе со сливками из молока самки пегаса. Пеппи Длинныйчулок изучала брошюру «Яйца смерти. Всё о летальности Кощеев». Старшая дама спросила:

– Пеппи ты хорошо подумала?

– Конечно. Несколько раз.

– Ты уверена, что это именно тот?

– Уверена. По всем параметрам.

– Учти, в этом деле ошибка может обойтись дорого.

– Я приму все меры предосторожности.

– А по-другому никак?

– Я думаю, что нет.

– А тебе не кажется, что он староват. Цвет уже, какой-то не такой.

– А атмосфера, сейчас какая?

– Это верно. Экология как в Палеозойское Вымирание. Точно решилась?

– Да.

– Тогда иди. Только каску возьми.

Пеппи взяла брикет обветрившейся пластиковой взрывчатки, взрыватели, бикфордов шнур. Одела каску. Посадила Чаб-Чабса на плечо и пошла ловить рыбу к обеду. На пороге обернулась и сказала:

– По-другому точно никак. Это, по-моему, Сельдяной король приплыл. Его не удочкой не сетями не возьмёшь. А насчёт «староват» надо же этот брикет когда-то использовать. это у Асклепия ещё со времен взрыва Иерихонских стен осталось похоже.

Пеппи ушла за рыбой.

Алый Охотник в это время проходил уже пятое королевство, выясняя законы. Королевства были мелкие. Законы разные. В пятом по счёту королевстве идущему в каталоге как 15/18 или Трипятое Царство Двувосьмое Государство (Двойная нумерация была потому что восточная и западная церкви никак не могли приди к общей нумерации политических образований. Впрочем, по другим вопросам, они тоже не могли договориться), Алый Охотник спросил у пробегающей девушки:

– У вас с какого возраста замуж выходят?

Девушка засмущалась и сказала:

– Да хоть прямо сейчас.

Алый Охотник отрицательно помотал головой и пошёл искать кого-то менее заинтересованного в замужестве.

В это время избитый Асклепием Штёпа (точнее уже полноценный Стёпа) уверенно повторял:
– На горе Арарат растёт красный виноград. На дворе трава, на траве дрова. Шла Шура по шоссе и сосала сушки. Карл у Клары украл кораллы.

При этом он нервно поглядывал на железный прут в руках Асклепия. Тот помахал прутом и сказал:

– Ты очень способный. Я думал до вечера затянется.

Стёпа в ужасе закатил глаза представив себе такое. Асклепий продолжил:

– Но поскольку Охотник заплатил мне за полный рабочий день, то похоже в качестве бонуса я успею в тебя вбить «Основы Философии», «Краткий курс Высшей Математики» и «Основы астрономии». Может, ещё что успею.

Стёпа подёргал цепь и приготовился получать знания.

Алый Охотник наконец то нашёл нужные законы, в местности с дробным номером, причём полустёртым и замызганным. Но тут он подумал, что в таком захолустном королевстве/царстве как-то стыдно бракосочетаться.  И решил взять первое попавшееся Царство/Королевство и устроив революцию установить нужные законы самому. У него были заготовлены заветные заклинания на такой случай.

Выбрав королевство с иррациональными номерам, достаточно прилично выглядящее он принялся за своё революционное дело.

Распылив над ничего не подозревающим государством специальную жидкость Алый Охотник стал ждать. Очень скоро люди осознали себя Народными массами, как поганки полезли революционеры, народные мстители и прочий политический стафилококк. Уже через три часа Алого Охотника встретили как освободителя, потому что он имел противоядие от внесённой им же заразы. Стыдно конечно, но очень надо было. Алый Охотник договорился с местным царём/королём о том, что его обвенчают с Пеппи Длинныйчулок на льготных условиях, не задавая глупых вопросов, такой вариант был лучше, чем стать правителем самому. Особой организаторской жилки у Охотника не было и правление скорей всего закончилось бы революцией.

Заодно он выяснил почему номер такой у местности иррациональный. Оказывается, в общемировом реестре запрещено использовать математические символы в графах, и королевство политическое образование с внутренним номером корень из семи дробь корень из одиннадцати просто невозможно адекватно записать. Поэтому они таки остались не внесёнными в реестр.

Алый Охотник пришёл к дому Асклепия к вечеру. Пятнистый от синяков и прихрамывающий, но довольный Стёпа пел песню про «Маленький цифровой ревербератор, с регулятором громкости вольюме…» ему фальцетом подпевал Чаб-Чаббс, утомлённый Асклепий натирал мазью мозоли на руках. Дам не было на виду.  Зато стоял стол с едой. Утомлённый и голодный Алый Охотник (Почему я его называю так, а не по имени? У него, как и у Красной Шапочки и остальных охотников за говорящими животными имени не было. То есть когда-то оно было, но потом при помощи ведьмака Геральта его растворили в Астрале. Потому что если нет имени, то нельзя и заколдовать по серьёзному. Например, нельзя проклясть. Как проклясть того, у кого нет имени фамилии и паспорта?) подошёл к столу несколько удивлённый тем что стол оставлен без присмотра. Дело в том, что есть масса интересных насекомых, которые могли отложить яйца в еду, потом в нашем организме они развиваются в личинок и убить их потом, в некоторых случаях возможно только кремацией, вместе с едоком естественно. Но когда он подошёл поближе и протянул руку к горке запечённых мелких крокозябр то всё понял, сверкнул купол защитного и термостатирующего заклинания, запахло озоном и в ушах засвистел ветер. Это Алого Охотника отбросило назад и вверх под углом 45 градусов. Он только успел подумать: «Хорошо, что не вниз» как приложился о спину Стёпы. Тот, решив, что это Асклепий решил принять экзамен по второму разу, затараторил:

– Дифференциальные уравнения второго порядка широко применяются при решении таких физических задач как…

Алый Охотник упал на землю. Стёпа умолк, потом спросил:

– Как дела?

– Кто там? – переспросил Алый Охотник с нарастающим чувством DjVu

– Дракон Кетцолькоакль родом из Буэнос-Айреса, сейчас везу из Колумбии пирожки с кокой для больной бабушки в Мехико, на гору Попокатепетль.

– Отлогопедили на свой мозг, – пробормотал Алый Охотник, а Стёпа продолжил, – Знаешь я оказывается столько слов не говорил. Потому что боялся не выговорить. А они такие прикольные. Вот послушай.

Дракончик набрал воздуха и выдал:

– Гребцы Бермудских островов лавируют вокруг ракеты.
Американцы знают это, из субмарины Трайденты торчат.
Среди гребцов есть Че Гевара кубинский революционер
Он октябрятам всем пример и пионерам, он герой.
Любимец пионерок всех и октябряток и бойцов.
Заветы чтит и дедов, и отцов.  Всегда с собой гранату носит.
Калашникова автомат. И если ты ему не рад. Ты революции не брат.
То выстрелом из гранатомёта в глаз левый будешь поражён.
И паспорт твой будет сожжён.

Алый Охотник подумал: «Такое мог сочинить только избитый железным ломом дракончик. Интересно, а чегевара это что или кто? Хотя если революционер, то значит кто» и спросил у Стёпы:

– Че Гевара — это вообще кто? Человек или что-то вроде тебя?

– Трудно сказать. С одной стороны, он друг Фиделя Кастро, а тот точно человек. С другой стороны, судя по родовому имени, он явно родственник Че Бурашки, первого пилота испытателя космического челнока «Буран». А Че Бурашек специально клонировали для испытаний космических кораблей. Так как общество защиты животных собак в космос запускать не разрешило. А про Че Бурашек оно не знало. А она, то есть они, Че Бурашки точно не люди, хотя в общении приятные. Я лично знаю ребёнка первой Че Бурашки и Мурзилки, его Рыжий Ап зовут.

А ещё есть маскирующийся под предмет обихода Че Модан. Страшное создание, наладило производство своих неживых копий, люди в них вещи носят. А сам плотояден и из-за него и его потомства происходит половина всех необъяснимых пропаж туристов. Заходят в номер, на полу кровь, вокруг вещи разбросаны, чемодан пуст и открыт, туриста нет. Вошедшим невдомёк что это не чемодан, а Че Модан и он только что съел туриста.

А самый страшный и скрытный это мультитрансформирующийся энергетический вампир Че Ловек, сейчас он ослаблен. Он когда-то с Волан Де Мортом схлестнулся и тот смог у него отобрать и спрятать магический артефакт, который для Че Ловека как Кольца Всевластья для Тёмных Властелинов важны. Он этим артефактом черпал магическую силу из подпространства, называется он Че Рпак.

Алый Охотник подумал: «Интересно, он так много знает или чего-то покурил?». Встал и пошёл выяснять насчёт еды, следом пошёл Стёпа радующийся своим новым говорильным способностям и что-то вещающим про Че Лобитные, Че Ркассы, потом он как-то перескочил на хорьков и Харьков. Что-то насчёт прав животных-основателей. Это оказалось обширной проблемой. Пока Алый Охотник дошёл до дома он успел услышать о бобрах и Бобруйске, львах и Львове, норках и Норильске.  Потом Стёпа неожиданно рассказал о трагической судьбе монтажников-высотников А, И, Б которые сидели на трубе. Судя по именам, это были китайцы-минималисты.э

В доме пахло приятно чем-то цветочным и запахом девичьих мечтаний и ожиданий. Алый Охотник почувствовал, как от последних двух запахов активизируется его гормональная система и понял, что с беременностью у супруги проблем не будет. Пеппи Длинныйчулок и Панацея руководили работой бригады леших-столяров и дизайнером – эльфом, строили брачное ложе.  В ход пошли ветки дерева Исдрагиль, доски Орехово-Кракатукового дерева, над резьбой трудился Мурзилкин папа Мальчик-с- Пальчик. Ложе получалось красивым. А главное складным и пригодным для семьи частопереездного типа.

Дальше ещё много можно писать. В подробностях. Но там после еды, сна и наряжания наступила быстрая свадьба, без мордобоя. А затем взрывная, огненная Брачная Ночь (она правда по обоюдному желанию началась в 15.00.  Взрывная и огненная, потому что Пеппи Длинныйчулок вокруг ложа расставила феерверки с таймерами, а некоторые взорвались, даже не вылетев в специально проковырянные отверстия в крыше.

Дальше вступила в свои права физиология, ускоренная особенностями организмов обоих супругов. На вторую неделю у Пеппи Длинныйчулок появилось молоко, выпив которое Чаб-Чаббс стал прекрасной маленькой принцессой с голубыми огромными глазами, курносым носиком, аккуратным хвостиком, заострёнными ушками и жемчужными зубками в количестве 256 штук. Она сама придумала себе имя, Елена Чупакабра. Поэтому, когда ещё через две недели у Пеппи Длинныйчулок и Алого Охотника родились два мальчик Ромул и Рем, то у них уже была названная старшая сестра.

Пеппи Длинныйчулок и Алого Охотника вскоре забрали ангелы.  То есть, как только она перестала кормить грудью, они завербовалась в отряд драконьих пилотов «Подпространственные Ангелы» и улетели на планету Перн. Оттуда пришла срочная телеграмма от арфистки Менолли, о том, что у них серьёзные проблемы с агрессивными формами жизни с соседней планеты.

Елена Чупакабра подыскала новую кормилицу Ромулу и Рему, почему-то недобитую Алым Охотником говорящую волчицу. Только потом выяснилось, почему Алый Охотник не смог её ликвидировать, у волчицы была редкая генетическая аномалия, неконтролируемая способность перемещаться во времени и пространстве в случае опасности. Волчица гуляла с близнецами по Нью-Йорку, когда на него, как раз в день Американской независимости, четвёртого июля, очередной раз напали инопланетяне. Волчица вместе с близнецами скакнула на территорию Италии и в прошлое. Ромул и Рем, видя окружающую отсталость, организовали государство Рим и секретный орден Ромуланцев.

Елена Чупакабра временно впала в спячку.

Стёпа задолбал своим трёпом Асклепия и Панацею, те сделали ему трансформирующее зелье, которое нужно было регулярно курить. Стёпа превратился в приятного молодого человека, с ораторскими способностями и склонного к риску. Потом ему снова пришлось меняться, Асклепий проводил его через одну из множества пространственно временных дыр в окрестностях своего дома и при переходе Стёпа случайно раздавил молодого человека (масса у дракона сохранялась) пришлось превращаться в него и пользоваться его документами. Иначе, как говорил Асклепий, может наступить «эффект бабочки», в качестве примера он рассказывал такую историю:

Один человек поехал в прошлое охотиться на динозавров, но, имея садистские наклонности, замучил мезозойскую бабочку. Потом, когда он вернулся в настоящее, армия бабочек, готовящаяся к его встрече 70 миллионов лет, напала на него и расщипала на мелкие кусочки. А люди так и не появились в той новой реальности.

Причём эти бабочки к его случаю, Стёпа не понял, но перепугался.

Так Стёпа на долгое время стал военным корреспондентом, получил имя Уинстон Черчилль и до обратной трансформации и возвращения к дому Асклепия прожил долгую и интересную жизнь. Единственно, что её несколько омрачало, необходимость очень часто курить трансформирующее зелье.

Потом проснулась Елена Чупакабра и сказала, что во время спячки её сознание пронзало миры и времена, что она долго жила в теле молодой женщины, которая делила сознание со многими и теперь она не только Елена Чупакабра, но и Алия Атридес. Она предложила, как раз вернувшемуся Стёпе попробовать себя в роли Песчаного Червя для выработки Спайса, так как его можно будет хорошо продать. Возможность продавать собственные отходы Стёпу воодушевила, до этого он их просто закапывал.

Но это уже совершенно другая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *