Белая дыра Эвинжерии.

Белая дыра Эвинжерии.

(Иллюстрация моя собственная. Полностью делал сам, ничего ниоткуда не скачивал))

Для начала немного определимся с используемыми терминами.


«Белая дыра» это используемый в физико-астрономичеких гипотезах термин.  Обозначает гипотетическую вторую половину чёрной дыры. Если в чёрную дыру всё засасывается, то белая дыра источник вещества. Космический фонтан, извергающий из себя всё то, что втянула чёрная дыра. Не обязательно в том же виде в котором втянула, скорее даже так, только в очень большую чёрную дыру можно влететь, не подвергшись действию приливных сил, которые аккуратно разложат вас на элементарные частицы. Но это уже астрофизика нам это для проведения аналогии не так уж и важно.

«Эвинжерия» – эволюционная инженерия.  Не претендую на создание термина, он используется в системах разработки чего – то нового, поиска решения, когда используются эволюционные алгоритмы.

Но я использую иной смысл понятия – Эволюционная инженерия.

Не использование эволюционных алгоритмов для нахождения оптимальных результатов.

«Моя» эволюционная инженерия это естественное продолжение генной инженерии, нанотехники и прочих необходимых для её целей  областей знания и производства. Целью её являются не мелкие корректировки чего-то имеющегося, как в современной генной инженерии, а  создание новых видов, систем и биоценозов, включающихся в эволюцию путём конкуренции с имеющимися. То есть разумная корректировка эволюционных процессов.

Разумная не значит, что она всем понравится, и никто потом не начнёт возмущаться «Зачем!», панки тоже не всем нравятся, как и дождь со снегом.

Итак. Чем отличается развитие разумного вида от тех, которые считаются неразумными? Самоосознанием и возможностью прогнозировать последствия. Я не буду вдаваться в конкретную реализацию и качество прогнозов. Но даже не в абсолютном виде, в виде цифр сравнения, а в относительном, возможность разумной постановки и достижения цели огромное преимущество по сравнению с ненаправленным, вероятностным поиском чего-то нового подходящего для выполнения какой-то цели.

Как пример я всё-таки попытаюсь привести какие-либо цифры в аналогии. Допустим «А» это нечто старое, а «Б» нечто новое.  Берём доску 20х20 сантиметров и укладываем чёрные и белые шарики, чтобы на белом фоне получилась буква «А», это исходная композиция генов в гипотетическом участке ДНК. Как работает механизм мутаций?  Обычно из-за внешнего воздействия или из-за броуновского движения происходит перемещение участка «шариков» в другое место. Или какой-то участок вообще пропадает.

Вариант с пропаданием,  для простоты  нашей оценочной модели, мы не рассматриваем.

Если вам кажется что, не рассматривая вариант с исчезновением части генов, я обедняю картину, можете рассмотреть модель построенную вами. Буду рад  изучить её подробное, «разжёванное» описание.

Теперь мы случайным образом извлекаем за один раз один шарик, и ставим его в иное место, сдвигая остальные. Иногда меняя местами, по генератору случайных чисел. Один раз из десяти берём по два шарика. Один раз из ста три шарика.  Имитируем то, что перенос одной единицы информации за раз более вероятен, чем двух.   Я даже не буду вдаваться в популярную комбинаторику, чтобы пояснить, что вероятность таким образом получить из «А» – «Б» допустим за тысячу перестановок намного меньше, чем, если целенаправленно, пинцетом перенести шарики на нужное место. Или изготовить новые шарики и расставить, как хочется.

То есть теоретически, искусственная эволюция должна быть настолько быстрее естественной, порождая новые виды, что сравнение улитки и самолёта слишком слабо. Тогда почему так не происходит?

Первое. Мы не знаем, что мы хотим получить из «А» в большинстве случаев. Мы не знаем, как на молекулярном уровне выглядит желаемая «Б», какие результаты в работе организма она должна давать, причём без побочных эффектов.  Мы знаем, чего хотим в конечном результате функционирования организма, а как желаемое «Я так хочу, чтобы …» перевести на язык взаимного расположения молекул, мы не знаем.  Нынешние вычислительные системы слишком слабы, чтобы рассчитать взаимосвязь между выраженным в словах и соответствующим этим желаниям молекулярным структурам.

Если вы заметили, то гонка частот процессоров утихла году в 2006-2008, промышленность упёрлась в физику явлений, ограничения уже становятся следствием фундаментальных законов нашего мира.  Нужна революция, как переход от лампы к транзисторам. Думаю, что будет. Возможно появление квантовых моделирующих систем. Но это ИМХО. Пока промышленность молчит. У меня как стоял на столе процессор с тактовой частотой около 4 гигагерц, так и стоит, правда ядер в нм не одно, но всё же хотелось бы не толко ядер побольше, но и тактовую 10, 100, 1000 гигагерц, чтоб процесс наращивания  шёл непрерывно.

Есть ещё препятствие на пути корректного и прогнозируемого моделирования новых организмов. Высокая эмерджентность системы. Термин эмерджентность я впервые встретил у Терри Пратчета в произведении «Наука плоского мира», он обозначает такую систему, что если мы знаем,  как работают отдельные элементы, то всё равно не можем предсказать поведение  всей системы. Это не значит, что мы никогда не сможем построить модель всей системы, но модель будет очень сложная и с элементами неустойчивости, как погодные явления.

То есть когда у системы в поведении есть два пути, то по какому она собственно пойдёт предсказать можно только вероятностно. Если в развитии системы такие  выборы, то она становится предсказуемой лишь вероятностно. И ещё не учёт  какой-то подсистемы большой системы, неправильная оценка смысла её работы может полностью исказить результирующую модель.

В биологии примером такой системы могут служить специфические белки,  корректирующие мутации.   Активность белковых молекул зависит не напрямую от последовательности аминокислот его составляющих, а от формы, которую принимает молекула после сворачивания.  И вот эти вышеупомянутые специфические белки  занимаются тем, что придают иным белкам правильную форму, заставляя сворачиваться как надо, даже если в белке присутствуют мутации, при которых должна быть несколько иная форма. Они работают как форма для укладки, заставляя даже слегка дефективную  молекулу уложиться в те рамки что её функциональность сохранится. Причём работает это, пока окружающая среда находится в неких рамках. Когда, допустим температура, становится экстремальной, то данный регулирующий белок отключается и мутациям, с этой стороны регуляторных механизмов, открывается светлый путь. И таких молекулярных систем регулирующих (или прекращающих регулировать)  иные системы при определённых внешних условиях великое множество. Некоторые включаются только при очень редких комбинациях факторов. Большинство из них, по-видимому, ещё не изучены.

А для того чтобы говорить о гарантированном, просчитанном, создании новых организмов с предсказуемыми свойствами необходимо знать сонмы этих сложно взаимодействующих систем. Это для того чтобы их с первого раза создавать, по цепочке задал свойства – просчитал  – создал – пользуешься.

До этого ещё далеко.  Хотя если важно не знание всех аспектов получившегося организма, а выпячивание нескольких свойств или получение одного двух новых свойств, с возможностью контроля нескольких поколений после, прежде чем выпускать новое на волю, то тогда задача упрощается на много порядков.

Второе. Социальный тормоз процесса. Зачем разумному виду создавать себе конкурентов? Зачем радикально изменяться самому? Зачем…

В общем понятно.

На страже генетических изменений стоят множество юридических  законов. Да и вообще на страже манипуляций с живым. Закон о запрете клонирования и прочие. Вы даже не представляете, каким частоколом законов ограничены биотехнологические компании. Я не собираюсь сейчас это осуждать или приветствовать, а лишь рассматриваю сложившуюся ситуацию. Под давнишним запретом евгеника, само слово стало для многих ругательным. Потому что немцы во вторую мировую этим увлекались.  Так они и индийский символ свастики использовали и много чего ещё. Может и мыло запретить, потому что немецкие войска во вторую мировую регулярно его использовали? В общем, попала наука «под раздачу».

К чему я рассматривал белую дыру?  К тому, вынырнуть из неё, точнее появиться в новом месте находящимся возможно в иной вселенной, если рассматривать некоторые астрофизические гипотезы, можно только предварительно попав в  чёрную дыру.  Погрузившись под её горизонт событий. Границу, наружу которой не проникает даже свет. Что там происходит нам неподконтрольно, неподвластно и неизвестно.

Рассмотрим такую ситуацию. Некое технобиоразвитое общество имеющее защиту от принудительного и принуждающего волеизьявления мирового сообщества, неважно какую, наличие ядерного оружия и готовность его применить, биологическое, придумайте сами какую-нибудь возможность.

Оно не стремится к мировому господству путём захвата территорий, неагрессивно в военном смысле. И вот оно решило, плюя на нынешние законы об ограничении биологического эксперимента, начинает евгеническую программу. Предварительно втихую собрав всех заинтересованных в данной тематике учёных.  Всё это у себя внутри под лозунгом «Пусть дети будут лучше нас» или «Человек не венец эволюции» или что-нибудь ещё подобное. Подоплёка такого решения может быть комплексная, как всегда. С одной стороны возможно развитие технологий продления жизни и омоложения, пересадка органов от ваших клонов, тут простор мечтаний широк, по этому поводу достаточно проехалась научная фантастика. С другой стороны идеалисты и мечтатели от науки. С третьей реалисты от неё-же.

Что я понимаю под реализмом в данном контексте? То что только совершая что-то противоестественное (и возможно незаконное, пока не узаконят постфактум) вы  можете создать зародыши того что впоследствии станет новым естеством, новым эталоном.

И вот такое общество создано, его действия идут вразрез с мнением заинтересованных в данной сфере. Большинству-же будет как всегда всё равно, так как это будет за гранью их каждодневных интересов. Это эвинжеристское общество при приближению к какому-то реально революционному результату уйдёт за «горизонт событий» соблюдая режим секретности.  Будут предприниматься попытки его «расконсервации» получения туда доступа «мировой общественности», но как я говорил, если у него есть некий противовес прямой военной агрессии, то оно сможет продержаться в изоляции некоторое время. Ограничить его информационно при наличии сочувствующих в других странах будет сложно. Убедительно объявить «мировым злом» будет сложно. Весьма сложно обывателю пояснить что некто находящийся где-то, не высовывающийся и не кидающий бомбы в граждан, не занимающийся кибертерроризмом и не крадущий номера кредитных  карт является таким мировым злом, что нужны военные действия для его уничтожения. Причём действия из-за которых может зацепить и обывателя.

А в результате, на выходе неконтролируемых исследований и экспериментов может появиться нечто новое. В отличие от технических новинок саморазмножающееся, конкурентоспособное и разумное.

Что именно гадать можно долго и многовариантно. ( Я не говорю, что гадать можно бесконечно, так как это неправда).

Например:

Разумная подводная раса.

Люди, имеющие явное, кардинально более мощную «соображалку», такую, что она будет давать гарантированное преимущество практически в любых родах деятельности.

Люди, имеющие дополнительные органы чувств позволяющие им общаться незаметно для не имеющих.

Наследственную передачу информации.

Метаболизм, который позволяет питаться, чем попало, в том числе целлюлозой и дающий возможность обходиться без жилищ.

Люди для которых не требуется сон и иные виды отдыха, как сердечной мышце, таким кстати и жилище не очень нужно. (Насчёт людей без сна хорошо ИМХО рассмотрено в произведении Ненси Кресс «Испанские нищие».)

Что то выводящее их за рамки остального человечества, дающее преимущество, нескрещивающихся с основным типом человека или дающих бесплодное потомство, и что-то не позволяющее их быстренько истребить.  Например, как я говорил водная среда обитания.  Все океаны это их мир.

То есть с точки зрения эволюции произойдёт появление нового из ниоткуда, искусственный эволюционный процесс будет краток, практически мгновенен.  И если вновь сказать об аналогии с астрофизикой, то произойдёт погружение в чёрную дыру, компактификация лиц заинтересованных в эвинжерии, уход за горизонт событий, делающий их недоступными остальному миру, а затем выплёскивание нового, эффект белой дыры.

Только новое выплеснется не в заоблачные дали, как могло бы быть в случае развитых космических полётов и внеземных поселений, это новое окажется рядом с нами и вступит в конкурентную борьбу. Или даже не вступив в неё, по причине различных сред обитаний и интересов может оказаться неудобным по религиозным или моральным соображениям. Что окажется вполне достаточным для конфликта с непредсказуемыми последствиями.

Это не сценарий апокалипсиса, обыкновенное рассмотрение возможностей, вполне вероятных при данном развитии человечества. И возникновение таких сообществ возможно, так как не у всех тяга к спокойствию и неизменному перевешивает любопытство и желание создать нечто новое, которое лучше нас, жизнеспособнее нас.  Может и мы созданы каким-то образом существами прошедшими огромный путь развития, более косными и тупыми чем мы, но какая-то часть их создала своих модифицированных потомков, нас.  Очередную ступень в творениях эвинжерии. И создания вытеснили создателей.

Собственно в этом возможно и есть смысл предельно свободных, полуанархичеких, высокотехнлогичных сообществ, где порядок держится только за счёт высокого интеллекта членов и закрытости обществ для посторонних. Они  являются точками роста и точками мутаций одновременно.

Они то что позволит возникнуть новому, действительно новому…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *